April 13th, 2011

Нашёл у Крылова.

Впрочем, если кому нужна глобальная статистика, она тоже есть. Например, всё увеличивающийся поток эмигрантов. Люди ВАЛЯТ – причём валят именно те, у кого вроде бы и здесь всё неплохо. На вопрос «почему» спокойно отвечают – «тут нет будущего, зачем нам это надо». Отвечают, повторяю, спокойно, без злобы и обиды. Эмигранты предыдущих волн были на Россию обижены, эти – испытывают усталое отвращение, но не обиду. На покойников обижаться глупо, а они Россию уже похоронили.

Кстати о похоронах. К статистике эмиграции следует приписать и эмиграцию на тот свет. Это именно эмиграция – те, кому некуда уезжать и кто не хочет уезжать, те эмигрируют в края более отдалённые. В домок-гробок, под четыре доски. В России продолжительность жизни ниже, чем в Новой Гвинее, и продолжает снижаться. И так будет продолжаться и дальше, потом что жить на пустой и бессмысленной помойке истории как-то не хочется.

В общем-то, это и есть главный итог путинской десятилетки. Которая была вроде как далеко не худшим временем на общем фоне российской истории. Но именно за эти десять лет русским каким-то образом объяснили то, чего они упорно не понимали столетиями.

А именно. Русским спокойно, холодно, без криков и истерик, объяснили: ЭТО НЕ ВАША ЗЕМЛЯ, ЭТО НЕ ВАША СТРАНА, ЭТО НЕ ВАШЕ ГОСУДАРСТВО. Это земля, страна и государство чьи угодно, вот только не ваши. Всё ценное, что здесь есть – никогда вашим не будет. Вас, может, будут подкармливать, и кому-то дадут чуть больше, чем другим. Но вашим тут не будет никогда и ничего. Никогда. Ничего. Потому что мы вам ничего никогда не дадим, не позволим и не разрешим. И это НАВСЕГДА, навечно, пока стоит Россия. Которую мы скорее уничтожим полностью, выжжем, отдадим кому угодно, хоть Китаю, хоть Америке, хоть чёрту - но вот русским никогда не дадим ни кусочка.

Из принципа, да.

Что сейчас ощущают русские? Примерно то же, что чувствует работник, долго и «с самоотдачей» трудившийся в какой-то фирме, когда ему, наконец, объясняют, что его никогда не повысят и даже паршивой премии не выпишут. Мало ли почему. Да хотя бы потому, что начальской секретарше он не ндравица. А ндраву еёйному начальство по такому мелкому вопросу перечить не будет. И в какую бы лепёшку человек не расшибался – ничего ему не обломится. Работай, не работай – всё едино. У ТЕБЯ ТУТ БУДУЩЕГО НЕТ.

Тогда человек садится и начинает писать заявление об уходе. «Прошу меня уволить по собственному желанию с такого-то числа».

Вот сейчас русский народ занят тем, что составляет коллективное заявление об уходе. «Увольте нас от России». Вопрос только в том, какую дату поставить - со второго десятилетия XXI века или позднее. Но это уже вопрос технический. Потому что человек, решивший уйти, уже смотрит на окружающее другими глазами. То, что его раньше волновало, больше не волнует. То, что раздражало – не раздражает. Что вселяло надежды – кажется абсолютно неважным. Всё, это уже чужие стены. Из которых он скоро уйдёт. Куда – пока не решено, может уже и никуда. Но - уйдёт. «Тут ничего нет, всё».

Можно ли удержать человека, решившего уйти? Да, иногда можно, способы известны, приводить их не буду. Но нужно понимать: даже если человек останется, отношение к фирме и её руководству у него изменится очень серьёзно.


Ну как-то так да.
На самом деле это конечно не очень хорошо наверное, но действительно всё чаще заметно уже практически невооружённым взглядом. Чемоданные настроения сейчас действительно нарастают. И причины на мой взгляд описаны правдиво. Горькая правда конечно, но правда.