?

Log in

No account? Create an account

На фронтах борьбы с экстремизмой.
rasseyanen
Тем временем, в Барнауле.

Согласно протоколу допроса Мотузной в качестве подозреваемой, мать девушки с детства пыталась привить ей любовь к церкви, однако выросла она атеисткой. В 2016 году, говорится в документе, Мотузная заходила на созданную ей в 2009 году страницу «ВКонтакте» под ником «Мария Фролова» и искала в различных группах социальной сети «изображения с тематикой неприятия к лицам негроидной расы, а также отрицательного характера изображения священнослужителей», сохраняя их в свой фотоальбом «Сохраненные». «Я понимала, что размещенные мною изображения носят негативный подтекст, направлены на возбуждение ненависти и вражды в отношении определенной группы лиц, однако указанное меня никак не останавливало, я хотела их разместить, таким образом выражая свое отношение к этому», — говорилось в протоколе допроса. В том же документе рассказывалось, как Мотузная показала своей матери запись выступления стенд-ап комика Данилы Поперечного «Поп культура», в котором он высмеивал верующих, после чего мать пообещала написать на нее заявление в полицию, однако не сделала этого.

Это даже не допрос наверное был: они требовали признания, не скажу чтобы выбивали, потому что я быстро сломалась, испугалась и почти не сопротивлялась. Я подписала признание, они тут же позвонили следователю и сказали: «Все готово, приезжай». Пришел следователь — кстати, вместе с адвокатом государственным. Следователь печатала допрос, вообще меня ни о чем не спрашивая. Что у них там было подготовлено — я не знаю. Меня ни о чем не спрашивали по сути, при этом, пока она все допечатывала, адвокат мой, которая меня должна защищать, со следователем обсуждали убийцу какого-то — видимо, опять у них какое-то общее дело было. Все это в шутках, у них там какую-то девчонку убили. Ну я сидела в шоке все это слушала, понятно, что они не то что подружки, но общаются неплохо.

Перед разговором со следователем я с адвокатом не общалась. Она даже не представилась, взяла, прочитала мое признание, подписала его и просто сидела все это время, пока мне не дали подписку о невыезде и все эти документы. Она их также молча подписала; единственное, что она тогда спросила — могу ли я представить характеристику с места работы. А я работала в ВТБ, и я сказала, что я не приду в ВТБ с таким вопросом, потому что это стыдно и прочее. На это она ответила: «Ну, ладно». И больше я ни номер телефона, ни имени даже я ее не знала. Что ее зовут Ириной Сертягиной я выяснила только из материалов дела.

Потом следователь сказала: «Можешь уже идти, я тебя выпущу, там же пропускная система». На это опер, который был «плохим полицейским», который скрины мне показывал, он сказал, что ему надо со мной поговорить. Адвокат со следователем ушли, осталась я с этими операми; он сказал мне: «Маш, вот сейчас безо всяких протоколов, без всего, ты честно скажи — ты как к приезжим относишься?». Я опешила от такого вопроса, поняла, что это подвох какой-то, сказала, что все хорошо, какие вопросы, ни к кому никогда никакой вражды не испытывала. Он ответил: «Ну, понятно». И меня отпустили.

В уголовном деле в отношении Мотузной есть два свидетеля, рассказавших о том, как были оскорблены страницей девушки. Так, обоих оскорбил демотиватор с фотографией идущих по грязи участников крестного хода с подписью «Две главные беды России», изображение обезображенного священника с надписью «Когда взял на свою яхту ящик кагора и блудниц окаянных», изображение Иисуса с сигаретой, выпускающего кольца дыма сквозь дыры в руках, фото священнослужителей с надписью «Граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы, кто хочет поработать?», картинка с чернокожим, неправильно решающим арифметический пример и подписью «Черная бухгалтерия» и изображение афроамериканцев с подписью «Обожаю скидки в черную пятницу». «Все увиденные мною изображения оскорбили меня как верующего человека, мне стало очень неприятно от тех изображений, которые я увидел. Также изображения чернокожих детей, а именно подписки к ним меня задели, так как я почувствовала какую-то ненависть и неприязнь к ним, которые передавались через изображения и тексты», — говорилось в одном из протоколов допросов. Вторая свидетель, как следует из ее протокола допроса, оскорбившись, и вовсе немедленно стала звонить в Центр по противодействию экстремизму МВД.


Все эти люди без сомнения уверены, что занимаются очень важным и нужным настоящим делом.
И следователь и адвокат и опера и "свидетели".